Свадьба сервис
Христианская любовь

Что же такое – эта христианская любовь? Конечно, в полном своем развитии она является самым возвышенным, сильным и ярким из всех человеческих чувств. Она представляет собою переживание особой духовной и нравственной близости, сильнейшего внутреннего тяготения одного человека к другому. Сердце любящего человека открыто для того, кого он любит, и как бы готово принять, привлечь его к себе. В своей любви оно и другого принимает в себя, и себя отдает другому. «Сердце наше расширено к вам, корифяне, вам в нас не тесно», - писал своим духовным детям апостол Павел. «Потому узнают все, что вы- мои ученики, если будете иметь любовь между собою» - говорил своим апостолам ( а в их лице и всем нам, христианам) сам Господь Иисус Христос. Христианская любовь есть чувство особое, приближающее человека к Богу, Который Сам есть – Любовь, по слову Его возлюбленного апостола. В сфере земных чувствований нет высшего чувства, чем чувство материнской любви, готовой на самопожертвование. И вся история отношений Бога к человеку – есть сплошная история самопожертвования Небесной любви. Отец Небесный как бы за руку ведет ко спасению грешника. Своего врага и изменника, и не щадит для его спасения – Своего Единородного Сына. Сын Божий, сойдя с неба, воплощается, страдает и умирает для того, чтобы чрез воскресение дать грешнику ту блаженную вечность, которую он утерял чрез свою измену. А пред страданиями Он дает Своим верным как бы завещание – заповедь и идеал: «как Я возлюбил вас, так и вы – да любите друг друга»…
Таков идеал бескорыстной христианской любви. Он обнимает всех – не только друзей, но и врагов. Господь в Евангелии прямо говорит: «Если вы любите любящих вас, какая вам за то благодарность? Ибо и грешники любящих их любят. И если делаете добро тем, которые вам делают добро, какая вам за то благодарность? Ибо и грешники тоже делают»… Этим Господь предупреждает нас против эгоистически-корыстного характера любви нехристианской, языческой. В такой эгоистической любви главное – наше самоудовлетворение от этого чувства. А нам, христианам, Господь заповедал иное: «любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящих вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас»… - Таким образом, христианин любит других людей – не за доброе и угодливое отношение к себе, а т.ск. за них самих, они дороги ему сами по себе, и любовь его ищет их спасения, хотя бы они и враждебно относились к нему. Но, быть может, ни в одном месте Священного Писания не раскрывается сущность и свойства христианской любви так, как в 13 главе 1-го послания ап.Павла к Корифянам. Не напрасно толкователи Священного Писания называют эту главу гимном христианской любви. В ней апостол с неотразимой убедительностью разъясняет, насколько любовь выше всех других дарований и переживаний человека. «Если я говорю языками (не только) человеческими, но (даже) и ангельскими, а любви не имею», говорит апостол, - «то я – медь звенящая и кимвал звучащий». (Т.е. подобен бездушным предметам, которые действуют только на внешний слух человека, а не на сердце его). И все высшие добродетели – пророчество, ведение всех тайн, чудотворящая вера и даже подвиги самоотречения и мученичества, без любви – ничто, и только от нее приобретают свою цену. «Любовь долготерпит, милосердствует, не завидует, не превозносится, не гордится, не бесчинствует» - она делает человека терпеливым, кротким, смиренным и благожелательным ко всем. «Любовь не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине…Вот сила, все побеждающая, сила смиренной любви, уничтожающая эгоизм и злобу, гнездящиеся в сердце человека. И эта истинная любовь всегда ищет правды и истины, а не лжи и угодливости.» И наконец – «любовь все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит. Любовь никогда не перестает»…Да, именно – никогда. Ничто не переломит ее – ни испытания, ни муки, ни горе, ни лишения, ни разочарования. И в иной – лучший мир пойдет она с христианином, и во всей полноте раскроется именно там – когда исчезнут не только дары пророчества и языков, но прекратятся уже вера и надежда. Вера заменится там зрением лицом к лицу, а надежда станет сбывшеюся; одна любовь будет царствовать «во веки веков, навсегда». И потому-то и говорит тот же апостол: «любовь есть исполнение (всего) закона…»